Luebeck Lübeck Lübeck

"KIVI" Kultur Verein


für internationale und interreligiöse Integrationswechselwirkungen



Киви

Языки

Deutsch.DE

Russisch.RU



Киви

О нас

Любек

История

Гамбург

Активитеты

Актуальное

Контакт

Формуляр

KIVI

История Активитеты Актуальное Контакт Формуляр  f 
Любек

Исторические очерки

Для меня город — это прежде всего люди. История города, его развитие неразрывно связано с жизнью и поступками его жителей.
История Любека насыщена событиями — драматическими, печальными, веселыми, интересными — разными. И все они неразрывно связаны с конкретными людьми.

В этих небольших очерках я хотела бы познакомить читателей с людьми, жившими в разные исторические эпохи и так или иначе связавшими свои имена с историей Любека.

Читайте, познакомьтесь с Любеком поближе.

член исторического общества Любека

Граф фон Шауэнбург

Благодаря усилиям графа Гольштейнского и Шторманского Адольфа 2 фон Шауенбурга в 1143 году появляется первое немецкое поселение на балтийском побережье с красивым именем Любек, в память о славянском поселении Любецы, находившемся в этих местах.

Lubeck panorama Ах, что за чудесное место для города! Большой полуостров практически со всех сторон окружен водой — реки Траве и Вакениц надежно защищают город, и только с севера небольшой перешеек соединяет полуостров с «большой землей». 14 км вглубь по реке от моря — не так-то просто пройти врагу незамеченным. Да и река Траве достаточно глубока, чтобы при желании корабли могли выйти в море.

Все было предопределено для успешного развития и процветания города, который, в свою очередь, мог бы приносить хорошие дивиденты своему хозяину.

Итак, начало положено.

А времена были неспокойные. Славянский князь Никлот никак не хотел смириться с тем, что его вытесняют германцы с этих земель и в 1147 году, прорвавшись ночью по реке, сжигает стоящие на реке корабли, да и деревянным домам досталось. 300 горожан погибли в этом пожаре. Но горожане с упорством отстроили свой город заново.

Основание Любека было большой экономической удачей графа фон Шауенбурга и это обстоятельство не прошло незамеченным герцогом Генрихом Львом...

Генрих и Фридрих

Генрих Лев (1129 Равенсбург — 1195 Брауншвайг)— сам император Барбаросса 1 опускался перед ним на колени — был могущественнейшим территориальным немецким герцогом средневековья, резедировал в своей крепости «Дангвегероде» как король. Города Мюнхен, Брауншвейг, Шверин обязяны ему своим появлением.

Герцог Генрих Лев происходил из могущественного дома Вельфов, который находился в постоянной борьбе за власть и территории с не менее могущественным родом Штауферов. После смерти своего отца Генриха Гордого в 1142 году генрих Лев унаследовал Саксонские земли и начал целеустремленную политику экспансии для увеличения земель и укрепления вляния дома Вельфов.

Император Священной Римской империи немецкой нации Фридрих 1 Барбаросса из дома Штауферов приходился Генриху Льву двоюродным братом. Братья прекратили семейную вражду и объединили усилия для достижения своих целей. Император дарил герцогу земли — герцог решал проблемы императора. Шаг за шагом увеличивал Лев свои территории, а с ними могущество и силу Вельфов.

В 1156 году герцог Лев получает от Барбароссы герцогство Баварское (правда без Австрии), когда-то принадлежавшее его отцу и становится могуществейнейшим герцогом в империи. Но этого для Вельфа было недостаточно, он расширяет свое влияние на востоке, на славянских территориях.

В 1168 году он женится на Матильде. Дочери английского короля. Этой эксклюзивной связью он подчеркивает свои королевские права и становится одним из могуществейнейших людей в Европе. И вот взоры могущественного герцога обратились к Любеку. Граф Адольф попытался отстоять свой город, но ответом герцога был запрет на торговлю в городе, а затем и большой пожар. Граф вынужден был отдать Любек.

И в 1159 году Любек возраждается вновь. Герцог строит свой город со всем, присущим ему энтузиазмом. Он дает городу мощнейший экономический и политический толчек, обусловивший мощное развитие Любека на многие столетия. Он разрешает любекским купцам создать городской Совет, дает право торговли на площадях города, а вместе с ним право таможни, т.е. взымания таможенной пошлины в пользу города, а также право печатать собственную монету - «любше марк»- которая, кстати сказать, просуществовала до середины 19 века. Герцог взял под свою защиту судоходство, наладил торговые связи Любека и Готланда и разрешил Любеку торговать на всех своих территориях.

Благодоря хорошим отношениям Генриха Льва и датскокго короля Вальдемара 1 были быстро налажены торговые отношения между Любеком и Данией. Улицы и кварталы города были лично спланированы герцогом и застраивались по его плану, плану т.н. реберной планировки города, которая предполагает одну или несколько центральных т.н. хребетных улиц, пронизывающих весь город по-прямой — для удобного, беспрепятственного проезда товаров на повозках, а от них расходящиеся в стороны прямые улицы — ребра.

Таким образом был создан фундамент для развития могущественного торгового города! И город разростался, развивался и богател.

В 1160 году епископ Вицелин обращается к герцогу Льву с просьбой перенести его Епископат в Любек. Герцог согласился, полагая, что для развития молодого города стать центром епископата только к лучшему. И построил в 1163 году для епископа церьковь из дерева. А в 1173 заложил кирпичный кафедральный собор. И Любек становится центром Епископата.

С 1159 года судьба Любека неразрывно связана с судьбой герцога Льва.

По свидетельствам летописцев Генрих Лев был большим манипулятором. По словам Гизельберта фон Монса «он был самым высокомерным и безжалостным правителем всех времен». Его высокомерие и жадность должны были стать, в конечном итоге фатальными для него.

Фридрих 1 Барбаросса из дома Штауферов— амбициозный король всех немцев, как было сказано выше — двоюродный брат Генриха Льва — хочет править всем западным миром. Его империя простирается на юг Италии.

В 1156 году Барбаросса берет в жены 16-летнюю Беатрис Бургундскую и теперь его владения простираются на западе до Бургундии и Прованса. Настоящий рыцарь, он счтиается блестящим, энергичным и добродетельным правителем. Он был физически очень крепким человеком, обладавший живым умом, приятный и даже очаровательный собеседник, превосходный рыцарь, жадный до трудных предприятий и славы, честный и щедрый государь, добрый и твёрдый — так отзывалисб о нем подданые. Всё, за что он брался, было хорошо продумано. Поэтому удача часто сопутствовала ему даже в самых сложных предприятиях.

Амбиции императора Священной Римской Империи немецкой нации простираются далеко - теперь Барбаросса хочет как минимум стоять на одной ступени с Папой Римским.

И в 1176 году в конфликте с северными городами Италии и Папой Барбароссе опять понадобилась военная помощь Генриха Льва. И вот тут сталкиваются интересы двух титанов. Взамен Лев потребовал серебряные рудники Гослара, которые являлись основным источником доходов Императора. Без них Барбаросса мог оказаться неплатежеспособным — поэтому требование Вельфа было отклонено и император в поход отправился без поддержки брата, на которого очень расчитывал и ... проиграл. Ярости императора не было конца. Вернувшись в Германию он объявил, что герцог Генрих Лев нарушил обязанности вассала, проигнорировав «его императорское величество» и лишил Генриха герцогств Саксонского и Баварского. Чтобы предотвратить повторную концентрацию власти в руках Генриха, земли Вельфа отошли различным князьям.

А что же Любек? А Любек в 1181 году был обстрелян и осажден войсками императора. Воевать горожанам с императором было ни к чему и они открыли ворота города, испросив при этом, соблаговолит ли император оставить им все те права, которыми наделил город Генрих Лев? Но император не только оставил все права, данные Генрихом Львом, но и расширил их, присоединив некоторые земли, находившиеся за городской стеной к городу. Он закрепил за Любеком право бесплатной ловли рыбы в реках и озерах вплоть до Мекленбурга. Все эти права, а также права, освобождающие город от власти удельных князей, право управления городом городским советом были узаконены в т.н. «Привилегиях Барбароссы». А, некогда могуществейнейший из могущественнейших - герцог Генрих Лев, вынужден был отправится в изгнание в Англию. Спустя некоторое время ему позволено было вернуться в империю, но получить все свои земли обратно он уже не смог. Ему позволено было владеть только Брауншвейгом и Люнебургом.

В 1195 году Генрих Лев неудачно упал с лошади, был частично парализован и вскоре умер. Похоронен в своей резиденции — Брауншвейге. Граждане Любека с гордостью и большой любовью берегут память об основателях своего города: графе Адольфе, который основал первый немецкий город на Балтике — Любек, герцоге Генрихе Льве, который сделал так много для города, что его заслуги трудно недооценивать. Все, чем славен был Любек, было, безусловно, предопределено герцогом Генрихом Львом.

Император овдовел — он потерял любовь всей своей жизни — прекрасную Беатрис. Именно Барбаросса 1 ввел при дворе «Культ прекрасной Дамы». А теперь он был безутешен. В 67 лет он уходит в поход. Куда? На Иерусалим! Но до него так и недошел.

По дороге, уставшее от жары войско разбивает лагерь для отдыха и Барбаросса отправляется на реку освежиться. Он заходит в воду и на глазах у изумленных солдат исчезает. Его смерть до сих пор вызывает вопросы. Произошло это 10 июня 1190 года.

Так закончилось противостояние двуйх братьев, двух могущественных родов, двух рыцарей, от которых напрямую зависела судьба Любека, его развитие, его будущее.

Фридрих 2

Для Любека наступают неспокойные, драматичные времена. Слабый город переходит в 1202 году к датскому королю Кнуту, а затем к его приемнику - королю Вальдемару 2. Было бы глупо со стороны Вальдемара прекратить в Любеке судоходство и торговлю, от которых он получал доход. Поэтому в документе от 7 декабря 1204 года он подтверждает права города, дарованные ему герцогом Генрихом Львом и Императором Священной Римской Империи Фридрихом 1 Барбароссой.

Наращивание экспансии как правило заканчивается всегда плохо. Так случилось и в случае с Вальдемаром 2, который проиграл битву при Борнхеведе и потерял Любек в 1225 году.

Власть в землях Гольштейна опять перешла к графам. И в 1226 году Любек отправляет своего гонца к Императору Фридриху 2 — внуку Барбароссы, который на тот момент резидировал в Италии, с прошением подтвердить предыдущие, дарованные городу привелегии и дать городу императорское подчинение.

Фридрих 2 - сын Генриха 6 и Констанции Сицилийской, был совсем ребенком, когда один за другим умерли его родители. Поэтому рос и воспитывался он под опекой папы Римского. Сам происхождением из дома Штауферов, он вел с ними борьбу за земли и власть. Ему, конечно же, было важно заполучить северные районы Германии и просьба Любека как раз пришлась по душе императору.

В июне 1226 года император подписывает в Бордо «Письмо свободы» - охранную граммоту, в которой дарует Любеку статус свободного имперского города.

Грамота содержит также положения о торговле, безопасности торговых путей на земле и воде, запрещение строительства чужих поселений на реке Траве и т.д. Практически сами горожане решили взять свою судьбу в свои руки — и не прогадали! Итак — Любек с 1226 года на вечные времена становится свободным городом!

А в 1227 году город имел уже 50 латинских статей своего знаменитого Любекского Права. К 1260 году выходят несколько изданий этого свода законов с особенно важными параграфами, такими как "Права на собственность и ее продажу", "Права наследства", "Закон о браке", а также прописанные обязанности граждан свободного города Любека. Прописанные наказания при кражах, раздорах, обманах при взвешивании товара, клевете и т.д.

На протяжении продолжительного времени законы в Любекском Праве пополнялись и дополнялись. К 1350 году этот свод насчитывал уже 257 статей. Любекское Право является одним из самых важных т.н. Партикулярных (гражданских) прав средневековья. 100 городов пользовались Любекским правом. Если города, в сложных случаях не могли разрешить вопрос, дело рассматривалось в Любеке.

Готика из обожженного кирпича


В 13 веке наступают две с одной стороны трагические, а с другой — знаменательные даты — это 1251 и 1276 годы. Годы страшных пожаров, во время которых город был почти полностью разрушен.

Результатом этих катастроф явился указ городского Совета — строить дома в городе иключительно из камня. Это было знаменательное для города решение — благодаря ему Любек называют обителью готики из обожженного кирпича.

Да-да, именно из крпича пришлось горожанам отстраивать свои жилища. Благодаря этому указу появляются знаменитые Любекские соборы — классические представители готики из обожженного кирпича, составляющие знаменитый городской ансамбль 7-ми золотых шпилей.

Почему кирпич? Естественный камень приходилось покупать и завозить из Скандинавии или Гарца — вывод напрашивался сам — дорого. Значит необходимо было найти выход как приобретать недорогой камень. И такой камень нашелся — это кирпич, который можно было производить на месте из местных материалов — песка, глины, торфа. Для большей прочности его решено было выпекать в печах. Вот и славится Любек обилием строений из обожженного кирпича. Увидеть эту кирпичную сказку стремятся люди со всего мира.

Итак, дорогой читатель, что за город перед нами? Королева Ганзы, обитель готики из обожженного кирпича, свободный имперский город, город семи золотых шпилей, город Будденброков и 3 нобелевских лауреатов. Естественно, что с 1987 года Любек находится в списке Всемирного Наследия ЮНЕСКО.

Услышав слово ЛЮБЕК, ожидаешь при посещении увидеть что-либо необыкновенное, приятное и удивительное. И поверьте — путешественников этот город никак не разочаровывает, а наоборот — влюбляет в себя, гипнотизирует, очаровывает и завораживает. Архитектура города неразрывно и гармонично связана с его многовековой историей. Каждое здание, каждая улица или переулок имеют свой смысл и предназначение. В каком бы веке путешественники не посещали Любек — он никого не оставил равнодушным.

«И мы увидели прекрасный город. Там были и поля, и холмы и прекрасные сады. Его дворцы с золочеными фронтонами великолепны. И монастыри там есть — прекрасны и могущественны. А товаров на любой вкус — великое множество.» 1438 год — делегация Митрополита Московского Исидора.

«Через короткое время предстали перед нами шпили Любека в полном готическом великолепии. Этот старый Ганзейский главный город выглядит с этой стороны еще выше, больше и величественнее, чем Копенгаген. Много высоких башен величественно возвышаются на холме, на котором расположен город, придают ему неповторимый облик. До сих пор он сохранил свое величие, силу и великолепие.» 1789 год — Йенс Баггесен — путешественник.

«Через старые ворота с толстыми стенами попали мы в свободный ганзейский город Любек. Здесь, между кирпичными домами с фронтонами, узкими проходными улочками, весь в историческом одеянии - переносишься через столетия назад. Строения, тянущиеся одной конвой, каменные богатырские колонны и шпили Ратуши и расписанные окна старых соборов — все выглядит так, будто сейчас выйдет Юрген Вулленвефер и скажет свое крепкое слово.» 1831 год — Ганс — Кристиан Андерсен.

А что увидим мы с вами, сегодня, в 21 веке, дорогие мои читатели — путешественники? Каким предстанет перед вами этот замечательный город? Каким вы его увидите? Интересно?

Тогда — в путь!?

Два друга

1335 год - Йоган Виттенборг с трудом переносил свое первое далекое плавание. Путь до Брюгге был не легким. Все время штормило, и он никак не мог избавиться от постоянно нарастающих приступов морской болезни. Из-за этого Йоганн вынужден был проводить время на верхней палубе под дождем и сильным ветром. «Я должен совладать с собой, я должен привыкнуть. Мой отец должен мной гордиться. Только так становятся настоящими ганзейскими купцами». Придя в себя после очередного приступа тошноты, он увидел рядом с собой «товарища по несчастью» - такого же молодого человека, ровесника, вынужденного как и Йоганн стоять под ветром и дождем. Оба юноши старались стойко переносить все тяготы морского путешествия.

— Будем знакомы — Бруно, Бруно Варендорп.

Бруно Варендорп, сын любекского патриция Готчалька Варедорпа, исполнявшего 40 лет обязанности бургомистра Любека. Йоганн Виттенборг — сын богатого любекского купца Германа Виттенборга.

Это путешествие во Фландрию, в Брюгге познакомило и навсегда сдружило Бруно и Йогана. Еще в Брюгге Йоганн узнает о смерти отца, по возвращении перенимает семейное дело и уже в свои 15 лет становится главой купеческого дома Виттенборгов.У обоих друзей дела идут не плохо.

Проходит время, и наступает пора жениться. Йоган женится на представительнице семьи патрициев Любека - Элизабет Бардевик. Эта женитьба открывает Йоганну двери в городской Совет. (По некоторым источникам, еще прадедушка Иоганна входил в городской Совет Любека). С 1350 года Иоганн Виттенборг становится его постоянным членом. Следуя традиции семьи Варендорпов, Бруно также становится членом городского Совета. Он женится на дочери члена городского Совета Германа фон Викиде.

Друзья ведут бизнес во Фландрии и Англии, продают зерно, ткани и меха. В архиве Любека сохранились знаменитые бухгалтерские книги Виттенборгов, так много давшие исследователям Ганзы и истории Любека.В 1359 году городской Совет Свободного Имперского Ганзейского города Любек большинством голосов избирает бургомистром Йоганна Виттенборга. Большое признание и большая ответственность. Встать во главе ганзейского Любека - практически встать во главе Ганзы.

В середине 14 века Ганза вступает в период своего расцвета. Это уже не просто купеческий союз («Kaufmännische Hanse“), а мощный союз богатых городов («Städtische Hanse“, „Städtebund“). „Прибыль и выгода» - кредо ганзейского Союза. Именно этот лозунг породил одну из величайших империй средневековья, которая контролировала не только торговлю далеко за пределами Европы, но если понадобится, ставила королей на колени. Ганза ревностно стоит на страже интересов купечества. В защите этих интересов она не знала компромиссов. Недаром Ганзейский Любек обзавелся зданием военного Совета Ганзы, где решалась уже не только экономическая, но и политическая судьба Европы.

В 1360 году король датский Вальдемар IV Аттердаг захватывает шведскую провинцию Скане. Стратегический пролив Орезунд полностью под контролем Дании. Ганзейские купцы вынуждены платить большие пошлины, чтобы вывести свои суда из Балтики в Северное море. Ганза до поры, до времени мирится с этим фактом. В 1361 году в городской Совет Любека приходит известие, что король Вальдемар захватил ганзейский город Висби. Висби — стратегический пункт Ганзы, находящийся в центре Балтики, на острове Готланд. Кто владеет Висби, тот владеет всей Балтикой. Члены Совета во главе с бургомистром Йоганном Виттенборгом принимают единственно правильное решение выхода из создавшейся проблемы — война с датским королем. Руководство военной компанией поручается лично Йоганну Виттенборгу. Его назначают главнокомандующим военной компании. В истории Любека еще не раз бургомистры будут становиться адмиралами и главнокомандующими.

Ганзейский союз вступает в военную коалицию с Норвегией, Швецией, графами Гольштейнскими. Подключается и Орден немецких рыцарей, который также был членом Ганзы. Выход в поход назначается на 8 сентября 1361 года, но из-за восстаний в Норвегии и Швеции откладывается. Но в конце апреля 1362 года из Любека на встречу с коалиционными войсками выходит армия ганзейского союза под командованием Йоганна Виттенборга : 27 Коггов, 25 скоростных парусников(Сниггов), 2740 солдат, а также 3 легкие и 5 тяжелых катапульт. Но союзники так и не появились. Это обстоятельство не помешало ганзейцам зайти в Копенгаген, разграбить город и королевский замок. Колокола копенгагенских соборов были оттранспортированы в Любек и выставлены на всеобщее обозрение.

После разграбления Копенгагена ганзейская армия берет курс на Хельсингборг, где расположился король Дании Вальдемар. Йоганн Виттенборг становится лагерем вокруг крепости, и здесь главнокомандующий принимает фатальное решение — высадиться на сушу, оставив корабли практически без охраны. На 12 недель застряли ганзейцы у Хельсингборга, так и не дождавшись помощи северных партнеров. Король Вальдемар Аттердаг воспользовался этим обстоятельством, напал и уничтожил половину флотилии. Одно неправильно принятое тактическое решение привело к поражению ганзейцев в этой войне. Половина флота была утеряна, 40 килерцев, 125 ростокцев, среди которых были члены городских Советов, 3 капитана и 54 пехотинца были взяты в плен - все это козыри для требования выкупа со стороны короля и, соответственно финансовые потери для Ганзы.

Осенью Ганза сняла осаду и вернулась домой без победы. Жертвой провала стал главнокомандующий ганзейской армией - любекский бургомистр Йоганн Виттенборг. Была ли это его личная случайная ошибка? По возвращении домой Йоганн Виттенборг был снят с должности, исключен из состава Совета, схвачен и посажен в тюрьму. Его заподозрили в сделке с королем. Предъявленное обвинение сурово — предательство.

По городу поползли слухи, что главнокомандующий Виттенборг отдал ганзейский флот за один поцелуй прекрасной дочери короля Дании принцессы Ингеборг, о красоте которой слагали легенды. Ведь недаром он признавался друзьям, что чувство любви к женщине — это болезнь, тяжелее и опаснее всех болезней на свете. Но и друзья говорили , что Иоганн Виттенборг - это мужчина, перед которым не устоит ни одно женское сердце, даже если оно принадлежит королеве. Впоследствии эта тема нашла отражение в рассказах и сагах, посвященных этим событиям.

Бруно Варендорп пытался всеми возможными способами защитить и спасти друга. Он призвал собрать ассамблею ганзейских городов для принятия решения, и 1 января 1363 года в Штральзунде состоялось заседание городов, участвовавших в датском походе. Виттенборг был признан виновным, но материальные претензии к нему, которые выдвинули некоторые ганзейские города были Любеком отклонены. По мнению Варендорпа все сделанные выводы были неверны. И все-таки, ближе подойти к разъяснению причин, побудивших суд вынести Виттенборгу столь строгий приговор — смертную казнь — историки пока не могут. Ясно одно — важные страницы в некоторых документах, которые могли бы до конца пролить свет на это дело, странным образом отсутствуют. Отсутствуют страницы в бухгалтерской книге Виттенборга и страницы в бухгалтерской книге городского Совета, соответствующие этим датам.

Что это были за улики? Кто старался замести следы - неизвестно. Сам ли Виттенборг, который как бургомистр имел доступ к бухгалтерским городским книгам? Может быть - это сделал его друг Варедорп или же кто-то из членов Совета?..

То, что Виттенборги вели свои бухгалтерские книги самым тщательным образом, как никто другой, было хорошо известно всем жителям города. Возможно, именно эти страницы являлись доказательством вины, а может быть напротив — невиновности Иоганна Виттенборга. В городском архиве Любека эти книги являются одними из самых старинных из подобного рода документов. Важность и ценность их для историков неоценима.

Известно, что друзья несчастного Виттенборга подготавливали документы для подачи апелляции, но когда стало ясно, что разбирательство затягивается, в Любеке поспешили приговор привести в исполнение.

И вот наступил страшный летний день 1363 года, когда на ратушной площади своего родного ганзейского города Йоганн Виттенборг, бывший бургомистр Любека, прилюдно был казнен. Его друг Бруно Варендорп организовал отпевание в церкви монастыря Доминиканцев, где Йоганн Виттенборг и был захоронен.

"Полным достоинства и покоя взошел он на плаху. Взгляд его глубоких глаз по-прежнему ясен и спокоен, как и раньше, когда он смотрел смерти в глаза и говорил: я пожил достаточно, чтобы не бояться ее. Когда он встал на колени, взгляд его на минуту задержался на мне, а потом он перевел его наверх, на шпили Мариенкирхе. И я понял, что он хотел мне сказать — теперь я вознесся на небеса.

И покатилась его отрубленная, окровавленная голова, с еще не поседевшими волосами, под дикие крики обезумевшей толпы. И я вспомил, как в Ратскеллере мы с ним вдвоем радостно поднимали бокалы за наше будущее." Так описывает Вильгельм Енсен впечатления Бруно Варендорпа, присутствовавшего на казни своего друга.

Бруно Варендорп до конца своих дней переживал трагический уход Иоганна. Ему, не отвернувшемуся в трудную минуту и не предавшему своего несчастного друга, не давало покоя поражение у Хельсингборга. И когда военный Совет Ганзы принимает решение о втором военном походе на Висби, Бруно Варендорп настаивает на командовании этой компанией.

Против Дании собирается серьезная сила — т.н. Кельнская конфедерация, в которую вошли не только ганзейские города, но и нидерландские, торговавшие с Ганзейским Союзом, Амстердам и Зееланд. 5 февраля 1368 года страны Кельнской коалиции объявили королю Дании Вальдемару о начале войны. Война была объявлена и Норвегии. «Ха, ха.. Я не знаю государства, которое называет себя Ганза, есть лишь сборище 77 немецких гусей, жирных и крикливых, которые даже не имеют права объявлять войну»,-заявил в ответ Вальдемар Аттердаг. (Имелось ввиду созвучие датского слова гусь с Ганзой и ее состав — 77 городов.)

Тем не менее, 2 апреля 1368 года 2000 солдат ганзейской армии под командованием адмирала и бургомистра Любека Бруно Варендорпа, имея в своем распоряжении 22 когга, 22 быстроходных парусника, 3 тяжелых и 10 легких катапульт, выступили в поход. Как и в первый раз, был взят и разграблен Копенгаген, а в новом королевском дворце расположилась штаб-квартира ганзейской армии. Напомним, что Копенгаген стал официальной королевской резиденцией лишь в 1416 году, а официальной столицей Дании — в 1443.

Один за другим берет адмирал Варендорп стратегические пункты. И вот, наконец, 11 марта 1369 года он подошел к Хельсингборгу, взял его в крепчайшую осаду и вынудил короля сдать крепость.

Но судьба-злодейка... Не суждено было главнокомандующему Бруно Варендорпу, бургомистру ганзейского Любека и преданному другу Йоганна Виттенборга, вернуться из похода живым. 21 августа 1369 он погибает в бою. Тело Бруно Варендорпа со всеми должными почестями возвращается в родной Любек, где он был отпет и похоронен в соборе святой Марии.

Для Любека Бруно Варендорп навсегда остался победителем, подготовившим своей военной компанией почву для знаменитого Штральзундского мирного договора между Ганзой и Данией, подписанного в 1370 году. По условиям этого договора, Ганза достигла пика своего влияния и могущества. Дания признала право ганзейских городов на свободную торговлю по всему Балтийскому морю, право 15-летней безпошлинной торговли в Скане. Ганза также получила право вето при выборе будущих наследников датского престола.

«Торговец, победивший короля!» говорили с гордостью о Варендорпе в Любеке, где и по сей день в капелле писарей Мариенкирхе можно увидеть его надгробную плиту. А на доме, который расположен на Менгштрассе 4!(«Будденброкхауз») установлена мемориальная доска в память о том, что в этом доме проживал бургомистр Любека, герой датского похода, подготовившего Штральзундский мир — Бруно Варендорп. В его честь также названа одна из улиц Любека в районе Сант Лоренц.
MemPlaqueBrunWarendorp Два друга — Йоганн и Бруно — две трагические судьбы, оборванные крепостью Хельсингборг, не покорившейся одному и сдавшейся другому, приведшей на плаху одного и убившей другого.

Два друга — Йоганн и Бруно — два бургомистра Любека, города, обезглавившего одного и воздавшего всевозможные почести другому. Города, пытавшегося уничтожить память об одном и увековечившего память о другом.



Два друга — Йоганн и Бруно

Два портрета

В музее святой Анны в Любеке находится портрет, на котором изображен уже немолодой человек с длинным, толстым носом, капризно поджатыми губами. Пальцы правой руки крепко сжаты в кулак — то-ли он хочет со всей силы стукнуть по столу, то-ли пытается что есть силы сдержать свою злость? Когда смотришь на этот портрет, невольно задаешься вопросом — не карикатура ли это?
А в Ратуше Ганзейского Любека находится портрет, на котором изображен почтенный, уважаемый гоподин, смотрящий вдаль. Взгляд его пронзителен, умен и сосредоточен. Все черты лица излучают достоинство и решимость. Первый портрет написан в 1537 году. Второй — в 1922. На обоих изображен один и тот же человек, бургомистр Любека с 1533 по 1535 годы - Юрген Вулленвевер. Почему один и тот же человек так по-разному изображен? Почему такое различное отношение к личности? Кто же Вы такой, господин Юрген Вулленвевер? Каждая историческая эпоха отмечена деятельностью интересных и выдающихся личностей. И особенно интересна судьба человека, оказавшегося в центре такого значимого для Германии исторического события, которым явился революционный период Реформации, водоворот которого увлек Юргена Вулленвевера.

1524 год — в Любек приезжает успешный купец из Гамбурга Юрген Вулленвевер, присходящий из состоятельной и уважаемой купеческой семьи.

Старший брат Юргена был старшиной купеческой компании, занимавшейся оптовой торговлей с Англией, являлся членом городского Совета Ганзейского Гамбурга. Братья разделяли евангелические (лютеранские) убеждения и принимали активное участие в движении Реформаци в Гамбурге.

В Любек Юргена привели дела сердечные. Семья Вулленвевер была дружна с семьей купцов из Любека Пейне. По обоюдному согласию состоялся брак между Юргеном Вулленвевером и Елизабет Пейне. Супруги поселились в доме брата Елизабет на Кенигштрассе (Königstraße).

В Любеке Юрген занялся крупной оптовой торговлей с Новгородом и уже в январе 1525 года был назван одним из старшин гильдии «Новгородфарер». В это же время он принял участие, как представитель Любекского купечества, в казни пирата Класа Книпхофа в Гамбурге.

Во всех делах проявлял себя как одаренный, смелый и мужественный человек, за что получил прозвище «адмирал». Неоднократно получал награды от новгородской компании.

Юрген Вулленвевер представлял собой самую предприимчивую, энергичную часть ганзейского купечества. Ликвидация ганзейской конторы в Новгороде в начале XVI в. не снизила экономической активности Ю. Вулленвевера. Он стал членом судовладельческой компании.

Наступил 1530 год, отмеченный беспокойством в городском обществе на почве лютеранского учения, активным пропагандистом которого был Юрген Вуленвевер и нарастающим противостоянием бюргерства членам патрицианского консервативного городского Совета. И именно в этот неспокойный период городской Совет решает поднять налоги. Во все времена увеличение налога — это самое непопулярное действие власти, сопровождающееся недовольством в обществе. А это время в Любеке оказалось совсем неудачным — идеи Реформации в Любеке набирали силу, поэтому граждане Любека решают выдвинуть 18 человек для переговоров с Городским Советом. Среди них конечно же оказывается наш «адмирал» - замечательный оратор Юрген Вулленвевер. Городской Совет не намерен уступать. Тогда бюргерство создает так называемый «Комитет 64», который состоит из 32-х представителей землевладельцев и купечества и 32-х ремесленников. Он сразу стал серьезной альтернативой городскому Совету.

Под давлением общественности Совет уступает требованиям горожан. Участь религиозной власти в Любеке была также решена. Иоганн Бугенхаген — правая рука Мартина Лютера - подготавливает новый церковный порядок, котоый 27 мая 1531 года вступает в силу. Вся политическая власть в городе переходит в руки «Комитета 64-х». Произошел практически политический переворот. Комитет вырабатывает программу религиозных и политических преобразований в городе. Одним из 4-х руководителей комитета выбирается Юрген Вулленвевер. В руководящей роли ему отдают предпочтение.

Ученым-историкам кажется не случайным появление Вулленвевера в определенный момент любекской истории, веренее, в момент определенной расстановки сил. Он вышел вперед в период обострения социальной напряженности в городе, когда главной стала борьба в политической области. Начало его подъема к власти совпадает с радикализацией социальной борьбы в Любеке.

Любек занимает свое место среди других протестанских городов.

Католическая партия (старый городской Совет) вынуждена искать помощи извне, а именно у императора Карла V. Поэтому два бургомистра, действующий - Николаус Бремзе и бывший - Германн Пленис тайно покидают Любек для встречи с союзниками. Это обстоятельство чрезвычайно встревожило «Комитет 64» и он заключает членов городского Совета под домашний арест. Избираются новые члены городского Совета Любека и новый бургомистр.

А в это время от императора приходит мандат, в котором в строгой форме предписывается в Любеке немедленно восстановить прежнюю власть — как политическую, так и церковную. Сроку давалось 15 дней. И вот за этим последовали события, вошедшие в историю как «восстание Вулленвевера».

"Народ двинулся по улицам и разрушил, и разграбил дома патрицианских сообществ, и окна были выломаны, картины отняты, ворота разбиты. Они были лишены своих запасов, серебрянной посуды, документов и книг. Все железные решетки выломаны, ворота сняты, мебель и документы, и все вещи разграблены". Так описывает очевидец событий Фриц Граверт.

В марте 1533 года Юрген Вулленвевер был избран бургомистром Любека. Он пришел к власти на волне революции, и с его приходом демократическое движение в Любеке достигло такой высоты, как ни в одном другом ганзейском городе. Данное обстоятельство, в конечном итоге, решило судьбу мятежного города и его бургомистра — кому из бывших власть придержавших патрициев понравится такой переворот?

Важным делом для нового бургомистра стало строительство в Любеке насосной станции и водопроводной линии, проложенной под землей. Воду из Вакеница удалось поднять и закачивать на такую высоту, что она достигала самых удаленных улиц города.

В эти неспокойные времена тут как тут оказались рядом и конкуренты Ганзы. Голландия и Дания активизировали свою торговую деятельность, нарушая права и привелегии Ганзы. Это явилось непосредственной угрозой для Любека и его т.н. «Стапельного права». Вторым обстоятельством, мешающим Ганзе и Любеку, стало распостранение на Балтике т.н. «Каперфарер» - практически узаконеных пиратов из Голландии.

Юрген Вулленвевер, всем сердем преданный политике Ганзы, с молоком матери впитавший ганзейские идеи, не мог оставаться равнодушным в подобных обстоятельствах и принимает решение о начале военных действий. Вся внешняя политика Ю. Вулленвевера была направлена на удержание ведущих позиций Любека и привелегий любекских купцов, стоящих во главе бюргерской оппозиции. Именно тех, благосостояние которых непосредственно зависело от финансовых сделок, а не от землевладения, за счет которого существовало любекское консервативное патрицианство.

В первую очередь Вулленвевер решает покончить с «Каперфарер» (в историю эти войны вошли под названием Каперных). В этом деле он рассчитывает на поддержку Дании в лице короля Фридерика I, которому он помог удержаться на троне во времена притязаний на датскую корону Кристиана II. Но помощи он так и не получил.

Юрген Вулленвевер и ганзейский Любек остаются без военной и финансовой поддержки.

Мнения в городском Совете разделились — некоторые были категорически против войны, затеваемой не вовремя. Но Юргена, всей душой преданного Ганзе было не остановить. Он обращается к ганзейским вендским городам (Любек, Гамбург, Росток, Висмар, Штральзунд). Но и здесь не находит поддержки - «роковое разногласие» вендских городов.

И он решается начать войну один.

Военная компания — это всегда большие финансовые затраты. Где взять деньги? Любек остался один. И тогда Вулленвевер отдает приказ — все золото и серебро из запасников любекских соборов передать на военные нужды. Удалось снарядить 5 кораблей, которые в мае 1533 года вышли в Балтийское море. Началась охота на «пиратов». После месячных поисков, никого не встретив (голландцы, зная об объявленной войне, отсиделись «дома»), вернулись домой ни с чем. И Любек официально на целый год оказался в состоянии войны с Голландией. Конфликт завершился подписанием 4-летнего мирного договора в Гамбурге.

Пока Вулленвевер находился в Гамбурге на переговорах с Голландцами, в Любеке устраивают мятеж его противники. 9 человек «устроили собрание и хотели схватить господина Юргена и арестовать его. Поэтому возник мятеж». Но бюргерство поднялось на защиту своего бургомистра. Эти девять человек были изгнаны из города. Вулленвевер проводит «чистку» Совета — изгоняются практически все старые члены и сочувствующие им.

Изменение состава Совета вызвало бурную реакцию со стороны главы лютеранской церкви в Любеке суперинтенданта Г. Боннуса, который в своих проповедях обличал Ю. Вулленвевера и Совет, и направил ему 4 мая 1534 г. письмо. В нем он говорит о „греховности посягательства на законные высшие власти, которое было произведено по требованию «простонародья», взявшего на себя роль судьи высшей власти“. Он просит Совет разрешить ему покинуть свою должность, т.к. „при возрастающем злодеянии в городе он не может надеяться творить желаемое добро“.

Только Юрген Вулленвевер разобрался со внутренними делами в неспокойном Любеке, как умирает король датский Фредерик 1. Датский вопрос выступает на передний план во внешней политике Любека.

Благодаря безвластию в Дании для Любека неожиданно открылись непредвиденные возможности. Вулленвевер поспешил в Копенгаген в надежде втянуть Данию в борьбу против голландцев. Государственный совет Дании, который состоял из представителей в большей части еще католической аристократии, отверг союз с евангелическим и мятежным Любеком. Вулленвевер тотчас же круто повернул руль и предложил старшему сыну умершего короля, герцогу Кристиану III Гольштинскому приобрести датскую корону, естественно на условиях определенных уступок Любеку. Но юный герцог отклонил предложение Вулленвевера и даже перешел в лагерь, враждебный Любеку. В результате провала первого проекта у Вулленвевера созрел план использовать против датского государственного совета и герцога Гольштинского бывшего короля Кристиана II, находящегося в заключении. Любек признал его датским королем и взял под свою защиту. Любекцы хотели после освобождения Кристиана II преложить ему поселиться в Любеке, а Данию превратить в протекторат.

И опять бургомистр Вулленвевер собирает военный поход. И опять на деньги Любека. Военные действия начались в мае 1534 года. Любекские корабли взяли курс на Копенгаген, в ответ герцог Кристиан пошел на Любек. Любекцы взяли Копенгаген, Скане, Мальме. Датчане — Травемюнде, Штокельсдорф и стали лагерем у Любека, чем вызвали сильное волнение в городе.

Вулленвевер изо всех сил ищет финансовую и военную поддержку у соседних вендских ганзейских городов. Но не может склонить их на свою сторону, прекрасно понимая причину отказа — патриархальные патрицианские городские Советы. Он пишет письма комитетам в обход Советов,чем вызывает негодование патрициев.

Не смотря ни на что Вулленвевер пытается демократизировать городские Советы Висмара, Ростока, Штральзунда, послав туда своего представителя Клауса Гольма. В Штральзунде ему сопутствовал успех: бургомистр Смитерлов был смещен, вновь избранный бургомистр Иоганн Клоке поддержал военные планы Вулленвевера. Однако, единства действий всех вендских городов все же не произошло. Гамбург и Люнебург отказались помогать людской силой Любеку, но финансовую помощь предоставили.

Сложившееся положение заставило Любек cесть за стол переговоров в Штокельсдорфе. 18 ноября 1534 г. был подписан мир, который рассматривался историками как поражение.

Такая внешняя политика Вулленвевера не могла не вызвать определенную реакцию в самом Любеке: тяжелым бременем на плечи бюргерства ложились расходы по ведению войны. И происходит разрыв между Вулленвевером и возглавляемым им Советом. Это стало началом конца Юргена Вулленвевера.

Неудачи одна за другой преследуют Любек, Ганзу и Вулленвевера. Бывшие друзья становятся врагами. И один из них — Густав Ваза, которому Любек помог короноваться на шведский престол. Но он посчитал, что пришло время поставить любекских купцов на место и организовал антиганзейскую коалицию. Как говорили современники о Густаве, «в начале своего царствования был ангелом для Любека, а теперь сделался дьяволом».

И опять начались военные действия 1534-1536 гг. И опять финансовые расходы для города. Вначале они преследовали «балтийские цели». В Любеке образ действий Дании и Швеции расценивался не только как наносящий ущерб могуществу и экономической монополии Ганзы в Балтийском море, но и как угроза достигнутой гражданской и церковной свободе в городе.

Государства же Северной Европы воевали не просто с главою Ганзы, претендующей на монополию в Балтике вопреки их национальным интересам, а с евангелическим и демократическим Любеком. Это была не просто война, а борьба старого с новым.

Любек, практически оказавшийся опять в одиночестве, проиграл эту войну.

15 января 1535 г. в Гамбурге начались мирные переговоры Любека с Кристианом III, а 14 февраля 1536 г. между ними был подписан мир.

Военное поражение Любека в войне с Данией окончательно определило судьбу Вулленвевера. С низложенным любекским патрициатом и духовенством объединились патрицианские представители всех других ганзейских городов, император Карл V, а также большое число северо-немецких территориальных князей под руководством Кристиана III и шведского короля.

Но самое главное – Вулленвевер лишился поддержки любекского бюргерства. Он не оправдал надежд крупного и среднего купечества на возврат былого могущества Любека и Ганзы в Балтийском море. Масса низших слоев городского бюргерства потеряла веру в человека, от которого она ожидала улучшения своего положения.

Летом 1535 года в Любек прибыл мандат имперского суда, который требовал отказаться от нового режима, в течение 45 дней восстановить старые городские учреждения. 26 августа 1535 г. состоялось многочисленное собрание общины, знавшей, что речь пойдет о Вулленвевере, о судьбе города. Был заключен договор между «бургомистрами, ратманами, бюргерами и всей общиной», по которому в Любеке сохранялись лютеранские обряды и церемонии. Имущество церквей и монастырей поступало в распоряжение общины города. Единственной властью в городе признавался Совет, который должен был «пользоваться властью по-старому» и община клятвенно заверила, что будет верна ему. "Кто будет организовывать ссору или мятеж, должен быть изгнан из города".

В Любеке восторжествовала реакция. Вулленвевер и его сторонники в Совете вынуждены были уйти в отставку. 28 августа в Любек прибыл бежавший бургомистр Николай Бремзе. Не смотря на изменившиеся обстоятельства, Вулленвевер не оставил своих планов относительно Дании. Он надеялся на военную помощь из Англии, Бургундии на сооружение нового флота.

После своей отставки из совета Вулленвевер мог оставаться в Любеке. Но когда ему стало известно, что южнее Эльбы, в области бременского архиепископа собрались наемники во главе с Овелакером, последователем Кристофера Ольденбургского, он решил установить с ними личный контакт. Несмотря на многочисленные предупреждения ( Иоахим Геркен сказал ему: «Юрген, я хочу Вам дать совет как друг, оставайтесь в городе и не отправляйтесь туда: когда вы прибудете на территорию бременского епископа, то будете наверняка арестованы.») - Вулленвевер в начале ноября покидает Любек.

Он был арестован, закован в цепи и передан герцогу Генриху Брауншвейгскому- брату архиепископа.

Уже сам способ содержания заключенного – в замке Ротенбург в цепях, залитых свинцом, не оставлял сомнения, что его хотели уничтожить. С декабря 1535 г. по март 1536 г. состоялось три допроса Вулленвевера, сопровождавшихся пытками, в результате которых от него было получено признание, зачитанное в Любеке 24 марта 1536 г.

Вулленвевер признавал себя виновным во всем, что ему предъявляли: что он взял из общего имущества несколько тысяч; что хотел привести в Любек наемников; что собирался покончить с Брёмзе, старым Советом и его приверженцами и что, если бы это удалось, Вулленвевер стал бы единоличным правителем в Любеке. Обвинителями выступали Дания, Голштиния, Любек, бременский архиепископ, герцог Брауншвейгский.

Вулленвеверу пытались помочь – брат Иоахим, член гамбургского Совета, которому Вулленвевер написал два письма из заключения; Генрих VIII Английский, обратившийся с письмом к архиепископу Бремена, в котором отрицал законность процесса над Вулленвевером и требовал его освобождения. Но Вулленвевера осудили на смертную казнь, которую решили перенести на территорию герцога Брауншвейгского.

В Ротенбурге он оставил надпись на стене, закрашенную углем: «Ни вором, ни предателем на земле я никогда не был и никогда им не буду».

29 сентября 1537 г. в Вольфенбюттеле он был обезглавлен мечом, но тело по страшным обычаям того времени «было четвертовано и на четыре колеса положено».

Так умер Юрген Вулленвевер. «Двадцать пять королей ничего бы не сделали для освобождения Вулленвевера!» - говорили современники.

Он стал одной из самых значительных личностей в многовековой истории Ганзы и Любека.

Имя его упоминается почти во всех исследованиях по истории Ганзейского союза и Реформации в Германии. Как же оценить жизнь, деятельность, историческое место мятежного любекского бургомистра эпохи Реформации?

Так кто же Вы, господин Вулленвевер? Революционер, демократ, великий и искуссный государственный деятель или политический дилетант, демагог, диктатор, для достижения своих целей пустивший в ход «обширный арсенал различных средств: от дипломатических переговоров и военных баталий до изощренной демагогии, открытого диктата и беззастенчивых авантюр»?

Безусловно одно - Юрген Вулленвевер сложное историческое явление. Искренний и последовательный лютеранин, пришедший к власти на волне реформационного движения, переплетавшегося с острыми социальными конфликтами.

Горячо любивший свой город, до последнего вздоха преданный идеям Ганзы и как уже бывало неоднократно в ее истории, сложивший за эти идеи голову на плахе.

Каждый, знающий биографию этого неоднозначного человека, наверняка выберет для себя свой из двух его портретов.

Свой выбор сделал и Рой Петерманн, открывший в 1990 году в Любеке, в красивом старинном доме на улице Беккергрубе ресторан, обозначеный звездой Мишлен и назвавший его именем Юргена Вулленвевера.

Свой выбор сделали и граждане Любека в 1922 году, назвав улицу со строящимися красивыми виллами именем Юргена Вулленвевера (Марли).

Ну а какой портрет Вам по душе? Решайте сами...

Граф

Исаак Франц Эгмон граф фон Шасо родился в 1716 году в Кане. Он принадлежал к дворянскому Бургундскому роду, переселившемуся впоследствии в Нормандию и был вторым сыном Томаса Луи фон Шасо — капитана гренадерского полка. Он получил хорошее военное образование в кадетском корпусе Меца.

1734 год, круто перевернувший его судьбу, граф встречает во французской армии Рейна, в чине лейтенанта. Молодой 18-летний лейтенант оказывается причастным к скандальной любовной истории и, как водится, молодая горячая кровь привела спорящие стороны только к одной возможной развязке — дуэли. Эдмонд смертельно ранит своего визави, родственника герцога Боффлера и становится персоной «нон грата». Выход один — бежать. И он бежит в Германию.

Наследному прусскому принцу Фридриху, который впоследствии станет прусским королем Фридрихом Великим, придворные рассказывают драматическую историю графа, и принц, желая познакомиться с горячим французом, призывает его ко двору. Легкий взгляд на жизнь, фонтанирующее остроумие, французская галантность пленяют молодого принца. Знакомство между двумя молодыми людьми быстро перерастает в крепкую дружбу, и граф становится поверенным лицом Фридриха во всех делах.

После восхождения Фридриха на прусский престол, граф Шасо возглавляет только что сформированный егерский военный корпус, а затем поступает в драгунский полк Байрота и через два года получает звание майора. Он отличается в боях во время Силезской войны умением ведения боя и храбростью, за что получает орден за заслуги перед Отечеством.

И даже очередная дуэль, в которой Шасо убивает одного из своих офицеров, нанеся ему смертельную рану в голову 14 января 1746 года, не лишает его королевской дружбы. Графа приговаривают к одному месяцу тюрьмы, однако во время своего заключения он свободно сопровождает короля во время похода по Силезии. Тем не менее, дружба между королем и графом начинает постепенно ослабевать. Королю начинает докучать излишняя требовательность графа, его необузданный нрав, раздражительность. Накал отношений доходит до того, что в 1752 году Франц Эгмон вынужден покинуть Пруссию.

Он в поиске нового места жительства, и взгляд его привлекает... Любек!

Конечно, лучшие годы славы и блеска Ганзейского союза были уже позади, но свободный город Любек все еще был одним из самых богатых и престижных городов империи. Патрицианские семьи городского совета, благородное происхождение епископов кафедрального собора, богатые купеческие семьи, — все это окружение обещало достойное пребывание нашему герою. За городскими стенами ганзейского города граф покупает участок земли, который впоследствии назовет Марли, в честь французского замка Марли ле Рой. Он строит представительный особняк, окруженный садом и прудами, с видом на Вакениц и Любек.

В 1754 году он становится гражданином Любека. 20 талеров было уплачено им за гражданство. Городские власти возлагают на него обязанности военного городского коменданта, а в 1759 он получает звание генерал-лейтенанта.

Высокая должность, хорошая зарплата, благородная публика сполна удовлетворяли амбиции графа, но и Любек не предложил бы такую должность абы кому — Граф был высокообразованным военным специалистом, имеющим большой военный опыт. Для города также были важны его отношения с прусским королем, которые к тому времени стали немного налаживаться, а также дружба со многими прусскими дворянскими семьями. В общем и целом, это был взаимовыгодный союз.

Граф славно послужил городу в период многочисленных военных конфликтов и особенно во время Семилетней войны. Благодаря именно его усилиям, Любеку удалось избежать серьезных финансовых потерь. В 1760 году знаменитый итальянский художник Стефано Торелли заканчивал работы по росписи зала аудиенций городской ратуши Любека. В честь этого события был устроен прием в ратуше, после которого гости, среди которых был и военный комендант Любека граф Шасо, перемещаются в подвал ратуши, где состоялся праздничный ужин. Во время ужина Торелли и граф познакомились поближе. Стефано рассказал графу, что это его последний заказ в Европе и он вскоре, вместе со своей дочерью Камиллой, уезжает в Россию, получив должность профессора академии искусств и придворного живописца при дворе Екатерины Великой. Сердце отца неспокойно. Взяв с собой дочь, которую воспитывает один, сможет ли он уделять ей достаточно внимания в далекой России? Стефано показал графу портрет дочери, написанный собственной рукой. От лица, изображенного на портрете, граф не в силах был оторвать свой взгляд. Это, действительно, была любовь с первого взгляда. На портрете была изображена удивительной красоты 16-летняя девушка. Граф умоляет Торелли о знакомстве с дочерью, и каково же было его восхищение, когда он увидел, что изображение явно уступало оригиналу. Художник нисколько не приукрасил портрет, как это было принято!

С этих пор для графа других женщин больше не существовало, он думал только о Камилле и о свадьбе с ней. Но как быть — это был бы явно неравный брак. Она — дочь простого художника, хоть и знаменитого, он — граф, дворянин. Однако, для влюбленного доблестного графа не было преград. Он добивается от городских властей разрешения на брак. Венчание 44-летнего графа Франца Эгмона графа фон Шасо и 16-летней Камиллы Торелли, дочери художника из Болоньи состоялось в соборе святой Марии. Конечно, в городе обсуждался неравный брак. Казалось, весь город собрался в церкви, чтобы посмотреть на женщину, сумевшую покорить доблестного генерала, который был предметом грез и воздыханий стольких девушек.

Заключительная часть свадьбы прошла в городской ратуше, в зале аудиенций, который так искусно расписал отец Камиллы — Стефано Торелли.

Супруги обосновались в усадьбе Марли, гордости графа. Несмотря на большую разницу в возрасте, брак был счастливым. В браке родилось двое сыновей — Фридрих Ульрих (1761) и Людвиг Август Фридрих Адольф (1763). Крестным отцом старшего стал давний друг графа — прусский король Фридрих Великий. Старые обиды были забыты, а когда сыновья подросли, отец определил их на военную службу к прусскому королю. Оба имели офицерские звания.

О старшем сыне известно мало. Он умер в 1800 году будучи капитаном, жившим на пенсию.

А вот младший сын — Людвиг Август Фридрих Адольф граф фон Шасо, был адъютантом прусского короля, военным комендантом Берлина, основателем немецко- русского военного легиона во времена войны 1812 года. Был женат, имел 4-х дочерей. Умер в Пскове от нервной горячки в январе 1813 года. У смертного одра друзья говорили о нем: это был человек, которого любили все, он унаследовал мужскую красоту и характер своего отца-француза, а немецкая земля дала ему сильное сердце и жгучую ненависть к врагам.

Франц Эгмон граф фон Шасо умер в Любеке в 1797 году в возрасте 81 года и был похоронен с воинскими почестями в склепе Любекского кафедрального собора. Его любимая жена Камилла, пережив мужа и сыновей умерла в 1820 году в возрасте 76 лет.

После смерти графа любимое поместье Марли было продано и, со временем, по планам реконструкции города, снесено. Но впоследствии, вырос целый новый жилой район с прекрасным названием Марли.

Жизнь, полная приключений, привела бесстрашного графа в ганзейский город Любек. В память о Франце Эдмонде графе фон Шасо, военном коменданте, выполнявшем свои обязанности на этом посту в течение 30-ти лет, в Любеке названа улица, которая, конечно, находится в районе Марли. А в музее Святой Анны хранится парадный портрет графа Шасо, написанный его тестем — Стефано Торелли.

«Матадор моей юности, рыцарь, остроумный, любезный француз — зеркало моей молодости» - так говорил Фридрих Великий о своем друге графе Франце Эгмоне Шасо.


Киви

© Все авторские права защищены. Копирование допускается только с разрешения владельца сайта.

Киви

НазадНазад   Вперёд>Вперёд